Журнал донецкого краеведа. Очень, кстати, безграматного

Previous Entry Share Next Entry
ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ НАШЕГО ГОРОДКА, По имени Граф
kashkaha
Слыхали?

Во время Второй мировой войны в городе Сталино орудовал страшный палач под именем Граф. Граф – это не титул и не бандитская кличка, а фамилия такая.

Как же Вы не слышали? Страшный был человек, один из руководителей гестапо в городе, чуть ли не главный инициатор создания еврейского гетто  , рьяный охотник за подпольщиками, не дававший им покоя до самого освобождения. Да о нем во многих книжках написано! И у Виктора Шутова, и  у Ларисы Черкашиной в повести «В нашем городе». Известная личность, в общем.

А вот насколько эта личность действительно «известная» давайте разбираться.


09930
Матиас Граф на суде в Нюрнберге

Граф по Шутову.

Больше всего строк о карателе Графе, можно отыскать в книге Виктора Шутова, посвященной донецкому подполью, «Смерти смотрели в лицо». В ней он выписан главным антагонистом и обрисован весьма подробно.

Вот, что говорит Шутов о появлении Графа в городе Донецке.

«Фуркоманда — передовая группа СД — облюбовала для себя здание гостиницы «Донбасс» и готовила его для основного состава СД. 27 октября 1941 года прибыло двести карателей, из них сто офицеров во главе со своим шефом Моором и его заместителем Графом.»

В этом абзаце речь идет об оперативной команде (айнзатцкоманде) «6», которой командовал, штурмбанфюрер Роберт Мор (Robert Mohr). Данная команда входила в состав айнзацгруппы «С», и передислоцировалась в город Сталино в среине ноября и не в таком большом  количестве.

В оперативной команде 6 служил только один человек по фамилии Граф -  Матиас Граф, (Mathias Graf).

Однако у Шутова Графа зовут совсем не Матиас, у него вообще русское имя, зато словесный портрет весьма правдоподобен.

«Граф зашагал по большому кабинету председателя горуправы. В конце минувшего года, …, заместитель начальника СД Яков Иванович Граф был в гражданском костюме. И после приходил в управу в пиджаке с иголочки в наглаженных брюках. Разговаривал с Петушковым то на русском, то на украинском языках. ... Среди гестаповцев считался отличным знатоком России.

Сегодня Граф облачился в форму. На зеленом кителе блестели новенькие серебряные погоны оберштурмфюрера. На правом рукаве, выше локтя, красовались буквы «СД». Сихарет Динст — служба безопасности, зашифрованное гестапо на оккупированной территории. У сорокалетнего гитлеровца продолговатое лицо в веснушках, рыжие волосы, широкий нос и небольшие приплюснутые уши. Его манера разговаривать, спокойная, уравновешенная, действовала на нервы собеседника.»


А вот, как рисует Графа Лариса Черкашина в повести «В нашем городе».

«… Толстый Граф развалился на кожаных подушках и горделиво посматривал вокруг. Его расплывшееся тело было затянуто в серый военный плащ; рыхлый подбородок лежал на тугом высоком воротнике.

— Вот он, восточный Рур! — проговорил он, указывая толстым пальцем в сторону высокого террикона и повернув к спутнику голову в высокой форменной фуражке, которая казалась очень маленькой на его большой голове…


Бесформенный рот Графа расплылся, обнажились желтые неровные зубы.

Нарушат был старым военным специалистом. Он был близок к фюреру, гораздо ближе, чем Граф, однако он чувствовал себя далеко не так прочно, как этот сын колониста, в жилах которого текла далеко не голубая кровь. …. Но, состоя в партии нацистов, приходилось считаться и с такими людьми, как Граф.»

Настоящий Граф тоже был полиглотом, и ему действительно было около сорока лет, но он никогда не носил звания оберШТУРМфюрера (старшего лейтенанта). Максимально до кого он смог выслужиться за всю войну – оберШАРфюрер (фельдфебель), а на момент появления в Сталино, он носил гордое звание унтершарфюрера, т.е. капрала. В таких чинах Матиас Граф, конечно же, не мог занимать каких либо высоких должностей, а между тем у Шутова он выписан, как главный куратор уничтожения евреев, организатор убийств на шахте 4-4 бис и применения «душегубок».

«После побега из-под расстрела трех человек в районе Макеевского шоссе гестаповцы облюбовали старый ствол шахты 4—4-бис на Калиновке. Оберштурмфюрер Граф лично обследовал его. Установил, что шахта не работает с 1921 года. Глубина ствола примерно 360 метров. На одну треть он залит водой. Над ним возвышается красное кирпичное здание в два этажа.
— Очень удобно,— сказал Граф.
Больше сюда гестаповец не приезжал. Каждый день он видел из окна своего кабинета, как загоняют в машину по двадцать обреченных.»


«В начале 1942 года из Киева пригнали необычную машину. Огромная пятитонка заняла почти полдвора гостиницы «Донбасс». …

Из вестибюля гостиницы вывели арестованных. Граф со следователем Мюлленом, у которого на мундире висел Железный крест, отошли в сторону. От нечего делать оберштурмфюрер стал считать людей. Двадцать первой была женщина с трехлетним ребенком. Их подвели к фургону. Девочка заулыбалась, всплеснула ручонками и воскликнула:
- Мама, мы сейчас поедем кататься!
Женщина схватила дочку на руки, прижала к груди и заплакала. Граф сбился со счета. Его разжалобила наивность ребенка. «Бедное дитя,— подумал он.— Однако порядок есть порядок». Оберштурмфюрер насчитал сорок девять человек. Солдат захлопнул дверь и прикрутил двумя ручками.

Заревел мотор, но отработанный газ из-под машины не появился.»


Интересно, что в сцене с первым использованием газового автомобиля, Шутов почти дословно цитирует показания шофера «душегубки», обличавшего Роберта Мора на суде в 1967 году, проходившем в городе Вупперталь. Именно Мор, а не Граф стоял во дворе гостиницы «Донбасс» и наблюдал за погрузкой и казнью. Впрочем, у Шутова все эти реальные руководители СД – достаточно виртуальные персонажи. Главный у него Граф. Он «носится по город» и непрестанно расширяет круг агентов, в его руках сходятся все нити борьбы с подпольщиками, он даже начинает подпольную «эстафету» с тайной полевой полицией. В лучших традиция беллетристики, Граф прошел через всю книгу, и бежал из города в самом конце.

«Фронт подошел к Сталино, восточные окраины города уже слышали завывание снарядов. Самолеты вили замысловатые петли в огненном поединке. На запад тянулись машины с ранеными солдатами, между грузовиками попадались штабные автомобили с тыловыми начальниками. .. Оберштурмфюрер Граф уничтожал секретные бумаги»


Граф по жизни.

C 29 сентября 1947 года по 10 апреля 1948 года в городе Нюрнберг проходил судебный процесс по делу об айнзатцгруппах. В Советском Союзе о нем не любили вспоминать, т.к. русских союзников на него никто не приглашал, и вся обвинительная база строилась на обширных архивах СД, захваченных американской стороной. Это дает полное право утверждать о большой непредвзятости процесса, т.к. потерпевшая сторона не могла влиять на ход разбирательства.

Судили 24-х человека, руководителей всех  четырех айнзатцгрупп, действовавших на территории СССР, командиров различных айнзатцкоманд, и трех офицеров помладше. Было предъявлено обвинение по трем пунктам: 1) преступления против человечности, 2) военные преступления и 3) членство в преступных организациях СС и СД.
Решением суда 13 человек были приговорены к повешению, двое – к пожизненному заключению, шестерых - к заключению на срок не меньше 10 лет, одни подсудимый покончил жизнь самоубийством перед вынесением приговора, а еще двоих отпустили прямо в зале суда. Среди отпущенных был Матиас Граф, «главный палач» из города Сталино. Суд смог доказать его вину, только по последнему пункту обвинения, участие в преступных организациях, и осудил его на три года, за которые зачли его нахождение под стражей с момента ареста в 1945 году.

Благодаря приговору IX Военного трибунала, вынесенного судьей Майком Масманно, судьба Матиаса Графа прослеживается очень хорошо.

 Граф Матиас (Graf Mathias) родился 8 мая 1903 г. в г. Коттерн (Kottern), Саксония. Женат, агностик. Получил высшее коммерческое образование, хорошо владел почти всеми европейскими языками, занимался предпринимательством. В 1922-1928 жил в Южной Америке. В 1932 году и в 1940 годах пытался эмигрировать из Германии навсегда, но в первом случае сказалась нехватка средства, а во втором помешала война.

После прихода к власти нацистов, вступает в апреле 1933 года в ряды СС (членский номер 77431), а  1 мая 1933 года  - в  фашистскую партию НСДАП (членский номер  3423504). Впрочем, через три года, в 1936 году,  Матиаса Графа исключают из СС с формулировкой " общего безразличия к целям организации и отсутствия посещаемости». До 1940 года его  вообщемало интересует политика и идеалы нацизма, он занимается бизнесом.

Ответчик Матиас Граф умоляет не виновен во время его прибытия в Einsatzgruppen Trial.2
Подсудимый М.Граф делает заявление о своей невиновности на суде в Нюрнберге

В январе 1940 года Граф призывается на службу, и с 1 марта 1940 года назначается на должность военного чиновника в отделение СД Кемптена. Но обеспечивать порядок в Рейхе и следить за настроением умов Граф категорически не хочет. Он направляет запрос о переводе его в вермахт в качестве военного переводчика, но не проходит языковой тест. В этом же году, 28 июля, Граф, под давлением начальства, восстанавливает свое членство в СС. Накануне войны, 18 апреля 1941года, он опять делает попытку попасть добровольцем в вермахт, но вместо этого, в звании унтершарфюрера, его зачисляют в айнзатцкоманду «6» айнзатцгруппы «С» (Цэ).

Общий срок службы Матиаса Графа в айнзатцкоманде «6» составляет 13 месяцев. Из них он 4 месяца был в отпуске по болезни, 5 недель был прикомандирован к офицеру связи в штабе 17 полевой армии, и менее одного месяца (в апреле 1942 года) находился в распоряжении командира полиции безопасности и СД города Сталино.

Ответчик Матиас Граф свидетельствует в свою защиту на Einsatzgruppen Trial.
Матиас Граф на суде в Нюрнберге

Без сомнения, Матиас Граф был в курсе зверств учиненных айнзатцкомандой «6» в нашем городе, включая уничтожение евреев, но американский суд установил, что непосредственного участия, ни в одной из акций он не принимал, занимая незначительную должность деловода-порученца в крохотном звании. Когда в сентябре 1942 года Графа попытались назначить командиром тайлькоманды (небольшого отряда численность в 30 -40 человек), он заявил категорический отказ, за что был арестован и отправлен в военную тюрьму, где прибывал до октября. В дальнейшем служба Графа проходила на территории Германии.

Информация к размышлению.

Можем ли мы хотя бы предположить, каким образом мелкий служащий СД Матиас Граф вдруг превратился в страшного карателя, заместителя начальника СД?

Думаю, что тут нет ничего особо тайного. Долгое время исследователи в Стране Советов не имели доступа к архивам айнзтцгрупп и СД, и опирались в своих выводах исключительно на показания местных коллаборационистов. Нет сомнения, что Виктор Шутов при написании своей книги имел доступ к материалам Военного трибунала над пособниками фашистов, прошедшего в Сталино в 1946 году, как и нет сомнения, что эти пособники всеми силами пытались себя обелить и спихнуть всю вину на немцев. Не дивно в что в их глазах немец-полиглот Граф, спускавшим местным аборигенам веления своих шефов, превратился в главную деталь карательного механизма, хотя на деле был крохотной связующей шестеренкой.

  • 1
  • 1
?

Log in

No account? Create an account